Вред и польза семейных расстановок

Алексей Ефимов

Меньше всего мне хотелось бы выглядеть эдаким адептом Великого Знания, которому оно открылось, и который теперь точно знает, Что Надо Делать.

Быть лжепророком — не самая желанная для меня роль. Но я занимаюсь семейными расстановками по Хеллингеру — молодым психологическим методом, который, в силу непривычности для неподготовленного человека к тому, что происходит в расстановках, вызывает вопросы.

В принципе, в этом нет ничего необычного. Любое новое сначала встречает сильное сопротивление, которое сменяется умеренным недоверием, и уже следом за ним идёт восторг и приятие.

Метод расстановок по Хеллингеру обвиняют во многом.

Верующие обвиняют в «шаманизме», в том, что мы не знаем, с какими силами имеем дело в расстановке, даже в том, что мы обращаемся к «злым духам». Претензии атеистов иногда прямо противоположны — метод расстановок иногда слишком напоминает им религию. Ещё они упрекают его в том, что он не имеет научного обоснования. Некоторые коллеги-психологи упрекают расстановки в «неэкологичности».

Конечно, можно было бы методично пройтись по всем пунктам обвинений, высказав по ним свою точку зрения.

Семейные расстановки по Хеллингеру — шаманские практики, религия или наука?

Семейные расстановки — «шаманизм»?

Те, кто обвиняют семейные расстановки в «шаманизме», вероятно, не учитывают, что метод расстановок не был взят из какого-то древнего культа. Он появился в результате естественной эволюции, переплетения и слияния различных психологических методов. Всё, что работает в расстановках, ранее работало в других методах и традициях. Системный подход в терапии появился до расстановок. И сам феномен заместительского восприятия использовался в психологической работе задолго до появления такого термина, как расстановки. Собственно семейные расстановки по Хеллингеру начались с того, что Берт Хеллингер ввёл понятие системной совести и сформулировал системные законы.

Да, мы знаем, что в некоторых древних практиках есть ритуалы и действия, напоминающие расстановки.

Но во многих «шаманских» и культовых ритуалах используется огонь. Значит ли это, что любое использование огня становится шаманизмом или культом?

Семейные расстановки — добро или зло?

Какие силы действуют в расстановках? «Злые» или «добрые»? Тут мне хочется задать вопрос: злы или добры силы природы? Может, зло солнце, из-за которого гибнет урожай, и на страну обрушивается голод? Или, может, зол дождь, который заливает посевы так, что они гниют на корню? Если бы не было солнца и дождя, ни о каком урожае говорить бы вообще не приходилось. Люди по всему миру живут в разных условиях, и эти условия ни злы, ни добры. Они просто есть. И выбор всегда за нами: принять ли их такими, какие они есть, или переселиться в места с более благоприятным климатом.

И метод расстановок просто есть, а мы вольны выбирать, пользоваться им, или нет.

Семейные расстановки — наука?

Что касается отсутствия научного обоснования. Да, его, действительно, нет. Есть различные теории, в частности, теория морфогенетических полей. Верить им, или нет, тоже личное дело каждого. Упрёк в отсутствии научного обоснования — это упрёк не к расстановкам, а к науке. Почему всё, что касается нашей души, так мало изучено? Почему мы научились запускать исследовательские станции на Марс, и при этом до сих пор не разобрались в самих себе? Психология — очень молодая наука, немногим старше космонавтики. И сейчас она заново открывает то, что люди знали о себе задолго до появления интернета, айфонов и 3D-кинотеатров.

Мы можем вернуться к аналогии с огнём и спросить себя: где бы было сейчас человечество, если бы оно не использовало огонь до тех пор, пока не даст ему научное объяснение? Где бы было человечество, если бы не строило мостов и домов задолго до появления физики и сопромата? Первой всегда идёт практика, и только следом за ней — наука.

Будем ждать, пока наука подтянется?

Семейные расстановки — религия?

Иногда можно услышать упрёки, что метод расстановок по Хеллингеру — это религия, или, пуще того, секта. Понятно, откуда они идут. Тут, конечно, сильно влияние основателя метода — Берта Хеллингера. Вера в его жизни сыграла огромную роль, до занятия психотерапией он более двадцати лет был миссионером. Он не просто раз в неделю ходил в церковь, чтобы отстоять службу, он отдал служению большую часть своей жизни. Это не могло не отразиться на его мировоззрении и на всей жизненной философии. И его взгляды стали в большой степени причиной раскола в самом расстановочном сообществе, когда его же ученики от него отвернулись, а он отвернулся от них.

Есть метод, и есть основатель метода. Давайте, оставим Хеллингера в покое и посмотрим на то, что есть.

системные семейные расстановки

Семейные расстановки по Хеллингеру — что мы имеем?

Есть то, что в расстановках действует сила, которая управляет заместителями. Нет нужды опровергать её существование. Достаточно просто поучаствовать в расстановке и почувствовать на себе её действие. Эту силу в среде расстановщиков принято называть Духом. При этом кто-то относится к этой силе, как к божественной, а кто-то, как к естественной.

Но это просто сила, которая есть, которая действует. Будет ли она «божественной», или, наоборот, «дьявольской», или «естественной», зависит только от того, какое понимание мы вложим в неё. Бывает ли ветер «дьявольским» или «божественным»? Ему не до выяснения этого жизненно важного вопроса, он просто дует.

И эта сила есть. И она действует.

Вопрос в том, что мы получаем на выходе.

Я бы мог продолжать рассуждать на тему других мнений, обвинений и претензий. Но это бессмысленно, если у тебя нет реального собеседника, которому можно изложить свою точку зрения, от которого можно услышать разумные или не очень возражения, и, возможно, скорректировать свою позицию.

Лучше поговорим о том, что получается на выходе.

Так вред или польза?

Несут ли расстановки пользу? Или они наносят вред?

Часто ли врач может сказать, чем закончится операция? Будет пациент жить или умрёт? Врач просто делает то, что подсказывают ему его опыт и его знания. Иногда выписанные лекарства приводят к осложнениям. Иногда пациенты умирают. Причём, умирают они даже у самых гениальных врачей. Мне и самому в роли клиента приходилось испытывать и разочарование, и злость на расстановщика за то, что он что-то сделал «не так». И понадобилось время, прежде чем я осознал, что всё случилось именно так, как должно было быть.

Если выбрать за точку отсчёта парадигму о добре и зле, я спрашиваю себя, хочу ли я способствовать умножению в мире зла? Нет, не хочу, ни вольно, ни невольно. Хочу ли я переделать мир под себя, под свои представления? Нет, не хочу. Тем силам, которые его создали, будь это божественные силы или естественные законы природы, виднее, каким он должен быть. Тогда что я делаю? Я помогаю. И у меня есть для этого инструмент, который называется семейные расстановки по Хеллингеру.

Что для меня важно? Может быть, набрать группу доверчивых и неосторожных простофиль, чтобы содрать с них денег, предлагая «счастье за сто рублей»? Кто-то может в это верить. В конце концов, в том, что это не так, залогом является только моё слово. Но мне действительно важно, помогает ли людям то, что я делаю? Находят ли они на моей группе то, что ищут?

Знаете, почему я в один прекрасный момент пошёл учиться на расстановщика? Потому что я испытал действие этого метода на себе. Прежде в моей жизни произошли изменения, которых я хотел, и только когда я увидел эти изменения, я пошёл учиться, чтобы помогать тем, кто хочет что-то изменить в своей жизни. И, что важно, для того, чтобы эти изменения произошли, мне не пришлось продавать душу, пить кровь христианских младенцев или расчленять девственниц.

Я пошёл учиться и приобрёл необходимые навыки и умения, чтобы помогать. При этом я не являюсь адептом какого-то учения, я стараюсь не навязывать тем, кто ко мне приходит, своё видение мира, свои понятия о том, что такое «хорошо», и что такое «плохо». Я веду человека только туда, куда он хочет попасть сам. За мной нет религиозного учения, как нет и научной теории. Есть просто опыт, в первую очередь личный, и уже во вторую очередь опыт расстановщика. Именно он помогает мне в работе. Хорош он или плох — но другого у меня нет. Самое главное, чему этот опыт меня учит — его нельзя выдавать за истину в первой инстанции.

Опыт людей, которые ко мне приходят, иногда кардинально отличается от моего. Например, ко мне приходит женщина, сделавшая аборт. Или мужчина с алкогольной зависимостью. У меня нет такого опыта. Как я могу помочь этим людям? Только создавая условия для их встречи с тем, с чем они хотят или должны встретиться. Только относясь с уважением к их опыту, к их жизни, к ним самим, какими бы они ни были.

Библия дала нам замечательный, универсальный способ оценки: по плодам их узнаете их. Можно наговорить множество умных слов, напридумывать звучных терминов и красивых названий. Но в конце концов важно только то, что мы получаем на выходе.

закат

Человек приходит ко мне с тем, что его волнует. Я провожу с ним и для него расстановку. Беру ли я этим на себя ответственность за его жизнь? Если бы это было так, то я был бы не расстановщиком, а богом. Жизнь человека — это его ответственность. Но я в ответственности за свою работу. И если человек уходит от меня неудовлетворённым, или разозлённым, я готов взять ответственность за то, что я, возможно, что-то проглядел, чему-то помешал случиться, что-то не учёл. Я готов взять ответственность за свои действия. И мне не нужно лишнего груза. Я делаю что-то на группе, во время расстановочной работы, но потом люди уходят в свою жизнь, и там я уже ничего не могу сделать. Когда я узнаю, что расстановка «подействовала», в жизни произошли изменения, которых человек хотел, я за него радуюсь. Но я далёк от мысли приписать заслугу за это себе. Именно он хотел этого, именно он сделал что-то, чтобы что-то изменить. Я просто помог. Просто некоторое время был проводником.

Семейные системные расстановки по Берту Хеллингеру — они просто уже есть.

Кажется, я слишком увлёкся и ушёл в сторону от рассуждений о вреде и пользе семейных расстановок. Знаете, почему? Потому что, пока писал, понял, насколько бессмысленно об этом рассуждать. По плодам их узнаете их. Пока ты ничего не сделал, не будет и плодов. Пока ты не будешь делать, ты не станешь для других ни «плохим», ни «хорошим». Пока ты не будешь делать, ты останешься ничем, пустым местом. А когда ты что-то делаешь, сразу появляются те, кто тебя одобряет, и те, кто тебя ругает. Нет ни одного метода, который приносил бы только пользу. Случиться может всякое, и я не Бог, чтобы всё учесть и предугадать.

Просто в моём распоряжении есть инструмент, который называется семейные расстановки по Хеллингеру, и я с его помощью делаю то, что делаю. И я надеюсь на те силы, во власти которых мы все находимся, во власти которых находится наша судьба, наша жизнь и смерть. Имеют они «божественную» природу или «естественную», для меня вопрос не главный. Я смотрю вокруг, и я вижу, как они управляют миром, и я доверяю им. Я думаю, что они лучше знают, как этот мир должен быть устроен. Если в Москве должны быть жаркое лето и холодная зима — значит, это правильно. И если мне нужно было бы только лето, или только зима, я не стал бы пытаться изменить здесь климат. Я бы просто переехал. И тогда в моей жизни изменилось бы многое. Возможно, почти всё. Надеюсь, кроме одного — я бы продолжал помогать тем, кто обращается ко мне за помощью.

Поделиться!
Алексей Ефимов rasstavim.com