Роды и рождение

В чем угодно можно сомневаться, но в одном любой человек уверен абсолютно. В том что он родился. Можно не дорасти или не доучиться, можно не совсем заболеть или не полностью выздороветь. Но не полностью родиться невозможно — с этим спорить не приходит в голову никому. Если человек живёт, значит он родился, по-другому никак.

На самом деле, очень даже может быть (и часто бывает) по-другому. Для того, чтобы понять, как можно не полностью родиться, нужно взглянуть на процесс беременности и появления на свет ребенка немного с иной точки зрения.

Википедия, например, знает эти разные точки зрения, и говорит о них так:

Роды — физиологический процесс, завершающий беременность и заключающийся в изгнании плода из матки.

Рождение — акт начала жизни.

И физиологический процесс, и метафизический акт начала новой жизни — это части одной картины появления человека на свет, и неотделимы друг от друга.

И если «роды» — это про тело человека, то «рождение» больше про его душу.

Кроме физического тела, у каждого человека есть энергетическая оболочка, поле. Есть чувства и эмоции, и душа, подсознание, где они находятся. То есть нематериальные, полевые структуры, невидимые глазом, но существенно влияющие на жизнь, и во многом определяющие её.

Во время беременности энергетически ребенок един с матерью. Он един физически, его тело находится в теле матери. И он един энергетически, это одна полевая структура.

Как в процессе родов физически происходит отделение ребенка от матери, так же и энергетическое тело, поле ребенка должно «отпочковаться» от поля мамы. Их энергетические оболочки, как и физические тела, становятся автономными.

Так что роды — это не только физический, но и полевой процесс. Не только физическое тело, но и поле, энергетические конструкции, сознание и психика ребенка должны стать целостными, автономными и самостоятельными.

Примерно так и происходит, наверное, в мягких естественных родах, после проведённой в любви и заботе беременности.

Проблемы бывают тогда, когда естественное течение родов было нарушено. Обычно медицинским вмешательством, хотя могут быть и другие причины.

Медицина, да и родители тоже, рассматривают процесс родов только с точки зрения рождения тела, которое ничего не чувствует и не понимает. Идея о том, что у ребенка может быть душа, которая чувствует и понимает очень многое, не рассматривается даже теоретически.

А зря. Поскольку сформировавшегося сознания у ребенка ещё нет, то процесс родов воспринимается и проживается им бессознательно, на уровне души. И если он проходит неестественно и травматично, то это создает огромные проблемы в душе и подсознании ребенка, которые могут влиять на него всю его жизнь.

Женщина приходит клиенткой с запросом — я не могу нормально жить. Ни на что нет энергии, я какая-то беспомощная. Полужизнь, полу непонятно что. Я пытаюсь вылезти в жизнь, и не могу, меня как будто не пускает что-то, и мне не хватает сил с этим справиться.

В расстановке мы сразу же попадаем в историю ее родов. В тот момент, когда ее голова уже наполовину вылезла из матки, и почему-то остановилась.

— Что ты знаешь о своих родах, спрашиваю? Мама чего-то рассказывала?

Да, мама рассказывала. В роддоме, когда у нее начались роды, у врачей был пересменка. На крики мамы пришла уборщица со шваброй, и сказала — лежи терпи, не маленькая. Много вас таких тут орать, а врач один, ничего, подождёшь.

Конечно, мама подождала — куда деваться. В панике, крике и слезах, всеми силами она пыталась не позволить ребенку вылезти. То есть не позволить родиться.

Это был жесточайший стресс для мамы, понятно. Но это было страшно и для ребенка. Мир его встречал таким вот образом, ужасом и не разрешением родиться. И на пике этой боли душа ребенка приняла решение не рождаться.

Хотя в итоге-то врачи конечно приняли роды, часть души застряла там, в том состоянии. Она не вышла из него, замерла, заморозилась, осталась в нём.

И спустя десятилетия женщина чувствовала это состояние. Она ощущала беспомощность в своей взрослой жизни, и смутно понимала, что хочет откуда-то куда-то вылезти, но не осознавала, почему так происходит.

Мы вытащили кусок её души из маминой матки, откуда она не могла вылезти тридцать лет. Она разморозилась, ожила, и вернулась к женщине в сегодняшний день. Клиентка «дородилась» полностью, вернула себе часть себя, застрявшую в родах.

Такое возвращение неродившейся, утеряной части души — очень красивый и волшебный процесс, который даёт море жизненной энергии, это как новое рождение человека.

Довольно серьезные последствия бывают, если, к примеру, матери при родах делали наркоз, или обезболивание. Достаточно очевидно, что его нельзя сделать только матери. Кровеносная система едина с ребенком, все медицинские препараты моментально попадают в кровь и мозг ребенка.

Часть души ребенка застывает в наркозе — для нее это смерть, из наркоза врачи выводят маму, а не ребенка. В этом наркозе душа может быть десятилетия, если не всю жизнь. Она не проходит под наркозом полностью через процесс родов, то есть попросту не рождается. И дальше всю жизнь она или находится в замороженном состоянии под наркозом, или просто считает, что она умерла.

Серьезные проблемы при родах, (обвитие пуповиной, наркоз, стимуляция или замедление родов, щипцы, кесарево сечение и прочее) не проходят бесследно. Для души ребенка они становятся жесточайшей травмой. Она не понимает, что происходит, и включает защитный механизм от этого.

Он у нее единственный — душа отрезает части себя, чтобы выжить. Какая-то часть навсегда замораживается в наркозе, или вообще умирает. В тяжёлых родах, если сам ребенок всё-таки выживает, частичка его души всё равно может не вернуться.

Она просто отрывается, вылетает из тела, и так и остаётся там. Когда такой ребенок, будучи тридцати- или сорокалетним взрослым человеком, приходит клиентом на расстановки, мы видим, что часть его души, например, до сих пор висит под потолком в палате роддома.

Она не взрослеет, потому что не знает, что родилась, и что прошло уже много лет. Она застряла в том моменте, и не может выбраться оттуда. Ей никто не объяснил, что она выжила и родилась.

В жизни это выглядит как человек может не ощущать себя в теле, выпадать из жизни, быть не очень в контакте с чувствами, с реальностью. Он немного «не здесь». Вроде живет, а вроде и нет. Такой вылет из тела и не полное возвращение бывает при многих сильных психологических травмах, но первый хороший шанс получить его обычно в родах.

Для мамы, находящейся под наркозом, или в полубессознательном состоянии, процесс родов перестает быть осознанным, она не полностью понимает и проживает его. Соответственно она может не полностью почувствовать, что родила ребенка, и стала матерью. И потом чувственной, эмоциональной близости с ребенком может не быть.

Часть ее души, которая отвечает за материнство, чувства и любовь, не прожила свой процесс и не поняла, что стала мамой. Материнские качества не раскрываются, или раскрываются не полностью.

Во время родов открываются врата между мирами. Для физического мира врата — половые органы матери, через которые ребенок проходит сюда. Врата открываются также и в тонком мире. В эти врата ребенку нужно пройти, после чего они должны быть закрыты.

В тонком мире граница между мирами, между жизнью и смертью, должна быть восстановлена. А этого может не произойти, если естественный процесс родов был нарушен. Остаётся открытый канал в междумирье, что, мягко скажем, не очень хорошо.

В этом междумирье остаются части души ребенка, которые не вернулись, а иногда и части души мамы. Туда, к оставшимся летать где-то частям души, утекает жизненная энергия. Оттуда, из щели между мирами, к ребенку может приходить кто-то или что-то, не принадлежащее нашему миру — не вдаваясь в детали, скажу только, что лёгкости в дальнейшей жизни это не прибавляет.

После тяжелых травматических родов поля и ребенка и матери бывают буквально разорваны в клочья. Если мама уже взрослый человек со сформированной психикой, и у нее есть возможность как-то из этого выйти (хотя и далеко не всегда), то душа ребенка сама собраться не может.

Отрезать часть души навечно невозможно. Всегда остаётся связь, и душа всегда стремиться найти свои части и вернуть их. И если часть души осталась в междумирье, то есть не в мире живых, не в жизни — человек подсознательно стремится туда. Травмы, несчастья, болезни во взрослой жизни очень часто оказываются бессознательными попытками уйти из жизни для того, чтобы найти свои невернувшиеся, потерянные части. То есть найти себя.

Сколько раз было такое, когда взрослый человек приходит клиентом с запросом типа «что-то нет энергии, я вроде живу, а вроде и нет», и в работе мы через пять минут попадаем в момент родов. Душа клиента замершая, замороженая наркозом до сих пор находится в утробе матери на операционном столе роддома много лет назад. Она не знает, что она родилась, и что всё уже закончилось.

Сегодня человек может быть сколь угодно взрослым, состоявшимся и успешным — для души времени не существует, и она по прежнему пытается родиться, подсознательно отдавая свою жизненную энергию туда, в момент родов, той своей части, которая осталась там. Или части своей души, вылетевшей из тела, и находящейся в мире мертвых — она вообще не знает, что человек родился и живёт. В таких ситуациях на жизнь здесь и сейчас энергии остаётся мало.

В тяжелой беременности или травматических родах рвётся на куски не только поле ребенка, но и поле матери. И эти куски мамы и ребенка могут «слипаться», и оставаться слипшимися долгие годы, иногда всю жизнь. Это тоже не проходит бесследно, и серьезно влияет на дальнейшую жизнь.

Ребенок не может определить, что его, что чужое, он берет от мамы всё. Он берет жизнь, здоровье, счастье, если мама ему дает их. Он берет также все остальное. Например то, что в стрессовой ситуации было отщеплено мамой. Чувства, которые мама не смогла принять, осознать, и прожить.

Тогда ребенок живёт дальше, неся чужую энергию (как реальные капсулы чужеродной энергии в своем поле) и чужие чувства. Мама испытала страх и одиночество, брошенная одна в палате роддома. А ребенок может чувствовать подобные состояния во взрослой жизни, совершенно не понимая, откуда они взялись. Также это может ощущаться, как некоторая эмоциональная замороженность, неспособность в полной мере испытывать и проживать свои собственные чувства.

Не полностью родиться можно не только в родах. Можно залипнуть и остаться в материнской утробе задолго до них. Стрессовая ситуация у мамы во время беременности может приводить к такому же расщеплению души.

Девушка пришла на расстановку с запросом — хочу мира в душе. Расстановка разворачивается в историю беременности, когда клиентка была еще в утробе матери. У мамы тогда был мужчина, большая любовь. Он бросил её, ушел, потому что не хотел ребенка. Несмотря на горе и сильнейший стресс, мама сохранила ребенка, но стала несчастной как женщина — она осталась без мужчины, которого любила.

Девочка, находясь еще в животе у мамы, чувствовала всё, что происходит. И ее душа сделала вывод — я своим появлением и существованием сделала маму несчастной. Я виновата в том, что мама несчастна, что она одна. Значит, я плохая, и недостойна жить.

Ребенок родился, вырос, и стал красивой девушкой. Но огромная часть её души, её жизненной энергии осталась заблокированной там, в том времени, еще до родов. Она не родилась, она осталась замершей там. А здесь девушка жила с чувством вины, не понимая, перед кем и в чём она виновата, и подсознательно считая, что она не имеет права жить.

Мы пошли в поле в то время, на 7-й месяц беременности, нашли ту маленькую девочку, которая уже в животе мамы ненавидела себя за то, что она есть, и вытащили ее оттуда. Мы дали ей возможность проявить свои чувства и страхи, и рассказали ей, что она хорошая и желанная. Что она всего лишь ребенок, и не несет ответственности за произошедшее с мамой. Она ни в чем не виновата. Она имеет право жить.

Мы разморозили ту часть души, и вернули ее сюда. Девушка соединилась с  энергией и огромным жизненным ресурсом — своей детской частью. Практически со своей жизнью.

Понятно, что такие процессы в идеале должны завершаться естественно — чувства, энергия, поле мамы остаётся маме. Но на практике такое происходит далеко не всегда.

Эти оторванные части души иногда возвращаются сами, в процессе взросления, когда у человека появляется побольше жизненных ресурсов на исцеление травмы. Но серьезные расщепления без помощи и осознанной работы с ними сами не залечиваются.

Очень тяжелые ситуации, такие как клиническая смерть ребенка или мамы во время родов, могут приводить к глубочайшим расколам психики, когда очень большая часть души вообще не возвращается в жизнь, а остается в мире мертвых. Человек живёт как пустая оболочка, тело выжило, а душа нет.

Ну и наконец, не полностью родиться можно даже во вполне нормальных родах, после здоровой спокойной беременности. Вынашивает и рожает мама, и от ее состояния во время беременности зависит, насколько гладко и правильно пройдет процесс рождения. Она хочет дать жизнь ребенку, или у нее есть некоторые сомнения на этот счет.

Потому что иногда могут включаться идеи вроде «пока я беременна, обо мне заботятся, а потом буду не нужна», или «что же станет с моим телом после родов». Это всё может тоже не пройти без последствий.

В одной работе попадаем в историю мамы, когда она была беременна нашей клиенткой. В поле расстановки мы видим часть души клиентки, которая до сих пор не родилась, находится в утробе матери, и очень хочет вырваться наружу. Она не убита наркозом или попыткой аборта, не замершая, она вполне себе живая. Что довольно странно, это не выглядит как травматическая ситуация, причина в чем-то другом. Начинаем разбираться.

Оказывается, мама во время беременности очень нравилась себе. Она была красива, женственна и сексуальна. Она также нравилась своему мужу, он ей восхищался, любил и желал. Их отношения были настолько прекрасны в тот период, что мама подумала — вот бы всё время быть такой, немножко беременной.

Видимо подумала это не вскользь, а довольно серьезно, вложив в это желание энергию, и желание прошло в подсознание. И тогда процесс родов для нее приобрёл несколько негативный оттенок — она перестанет быть беременной, то есть потеряет женственность и привлекательность для мужа. Что же сделать, чтобы этого не произошло? Надо быть всё время чуточку беременной. То есть не родить кусочек ребенка, оставить его в себе.

Физически это сделать не получится, а вот энергетически можно, если есть достаточно сильное подсознательное желание. Так и получилось. Она оставила себе кусок души ребенка, и энергетически осталась чуть-чуть беременной. В ее поле осталась часть души ребенка, которой она просто не позволила родиться.

Разумеется, так было сделано неосознанно, это глубоко вытесненный подсознательный процесс. Но тем не менее, результаты его, конечно, были очень печальны для ребенка, да и для мамы наверное тоже.

Так что будущим мамам лучше быть аккуратнее со своими мыслями и желаниями. Жизнь и судьба ребенка зависит от мыслей и чувств мамы гораздо сильнее, чем это может казаться.

Разумеется, если мама серьезно думала о том, чтобы сделать аборт, и тем более если пыталась его сделать, можно быть вполне уверенным, что какую-то часть ребенка она всё-таки убила.

Душа ребенка прекрасно знает состояния и желания матери, его подсознание чувствует всё, что чувствует мать. Если мама сильно не хотела, чтобы он жил — полностью он жить не будет, кусочек его души умирает.

Конечно далеко не во всех родах и беременностях происходит что-то подобное. Только в тех, где были нарушены естественные процессы, где были стрессовые и травматичные для психики и организма матери и ребенка ситуации. К сожалению, в государственных роддомах это случается довольно часто.

К родам стали относиться как к чисто физиологическому процессу, причем не очень здоровому. В кафельной медицинской палате, под яркими лампами, на столе в присутствии посторонних людей. Если врач спешил вечером домой — роды ускоряли. Когда нужно было продемонстрировать студентам, как делается кесарево сечение — резали. Роженица громко кричала, раздражала и мешала смотреть телевизор — кололи наркоз.

Психологический комфорт матери, не говоря уже о ребенке, никого не интересовал, и не интересует. Интимное действо, таинство рождения новой жизни были действительно сведены к физиологической процедуре «изгнания плода», и ничему более.

В результате травмируются фундаментальные слои психики, самые базисные её структуры, формирующие всю дальнейшую жизнь и судьбу ребенка. А у нас ни медицина, ни родители не то, что не считают это важным, а вообще не подозревают, что такое существует.

Сегодня ситуация понемногу улучшается, по крайней мере, появляется выбор. Сейчас есть и практики естественных родов, и послеродового восстановления. Доулы, осознанное родительство, домашние роды.

Помимо экологичности самого процесса родов там есть такое понятие, как «закрытие родов». То есть восстановить и сгармонизировать не только телесное, но и психоэмоциональное, энергетическое, полевое состояние матери и ребенка.

На моих группах в тех работах, где сегодняшняя проблема клиента оказывается связанной с историей его рождения, мы делаем подобный процесс. Для души, как и для поля, времени не существует, так что мы можем это сделать спустя десятилетия после появления ребенка на свет.

Мы закрываем раскрытые в родах энергетические каналы, по которым долгие годы утекала энергия. Возвращаем чужие чувства и энергии маме (или папе, или акушерке — мало ли что и у кого мог взять ребенок). Находим замершие, замороженные, потерянные части души, размораживаем их, устанавливаем с ними контакт, и забираем сюда, в жизнь.

Они сами очень хотят вернуться и жить — просто не знают, что это возможно. Все эти годы они находились в наркозе, или в родах, или в смерти, и не знали, что всё давно закончилось. Их  надо забрать оттуда, тогда они возвращаются, интегрируются в личность человека, и с ними возвращается все то, что у них есть, но до сих пор не родилось. Жизненная энергия, радость жизни, лёгкость и желание жить.

Вот такие дела. Примерно так может происходить в душе и энергетике ребенка, если естественное течение беременности или родов было нарушено.

Ничего принципиально нового здесь не написано. И естественные роды, и практики закрытия родов, и механизмы потери частей души и их возвращения известны человечеству тысячелетия. Они и сейчас живы во многих народах и культурах, просто у нас эти знания утеряны или забыты.

Они постепенно возвращаются и вспоминаются. Хотелось бы верить, что когда-то и у нас роды ребенка станут тем, чем были задуманы природой — рождением нового здорового человека, а не процедурой «изгнания» и травмирования его.

Сергей Кузьмин
декабрь 2017

Поделиться!