Корни удач и неудач ищите в истории рода

Надежда Матвеева

Причины многих наших жизненных неудач — будь то неспособность сделать карьеру или обрести счастье в личной жизни — могут уходить своими корнями в историю нашего рода. Дело в том, что от своих родителей, бабушек и дедушек и более далеких предков мы получаем в наследство не только гены, внешность, черты характера, предрасположенность к определенным заболеваниям, но и семейные сценарии, которые передаются из поколения в поколение.

Изучение семьи как рода положено в основу нового, обретающего все большую популярность в России психотерапевтического метода, разработанного немецким психологом Бертом Хеллингером.

Вспомните деда

— Надежда Алексеевна, в чем заключается ноу-хау «расстановок по Хеллингеру»?

— В основе системно-феноменологического метода Берта Хеллингера лежит идея, о которой говорили еще Фрейд и Юнг, а также квантовая физика: в каждой точке пространства есть информация о прошлом, настоящем и будущем одновременно. Хеллингер показал, что нам от предков передаются определенные системные чувства, «сценарии жизни». Любая семья живет по определенным законам. Если эти законы нарушаются — в семье как в системе происходит сбой и начинаются конфликты, несчастья, причина которых не всегда понятна.

По методу Берта Хеллингера в семью как в систему включаются все те, кто в ней родился и все те, кто ей принадлежит, но в ней не находится.

То есть в этом методе учитывают как живых, так и умерших членов рода. Так, абортируемые дети тоже входят в систему. Например, в семье есть первый ребенок, потом есть аборт, а затем рождается ребенок, которого родители называют вторым. Но ведь на самом деле — он третий, а ему говорят: «Ты второй» и фактически при этом транслируют: «Ты мертвый». И у этого ребенка может быть предрасположенность к суициду или чувство, что он не имеет права жить.

Или в семье есть погибшие родственники, о которых почему-то забыли. А сценарий их жизни передался через несколько поколений и влияет на жизнь всей семьи.

— Можно конкретные примеры?

— Приведу такой случай из моей практики. Один дед в течение пяти лет в голодные послевоенные времена воровал в колхозе, чтобы прокормить свою семью. Вокруг все умирали от голода, а его дети — выжили. Этого деда поймали и посадили в тюрьму, где он умер. С точки зрения государства — он был виноват. С точки зрения семьи — он был герой, потому что спас жизни своих близких.

дед воровал в колхозе чтобы его семья выжила

Но его семья о нем забыла, потому что в те времена про таких людей было лучше не вспоминать. Проходит много времени. Деда никто не помнит. Но есть его правнук, который учится в элитной школе. Он сын обеспеченных родителей, они дают ему 700–1000 рублей в день на карманные расходы. А он ворует в раздевалке у детей деньги.
Расстановка по Хеллингеру, которая была проведена родителями мальчика, обнаружила такую «связь времен» между поколениями. И как только в этой семье вспомнили деда, отдали дань его памяти — ребенок перестал воровать.

— Просто мистика какая-то!

— Это не мистика, а информация, которая с точки зрения современной науки никуда не девается. Каждый знает это по собственному опыту: когда мы испытываем тревогу за близких, а потом узнаем, что случилась какая-то беда. Скажем, в Америке умирает человек и в этот же час в России его любимый племянник просыпается от того, что ему показалось, что кто-то постучал ложечкой по стакану. А через какое-то время он узнает, что его американский дядя в такой-то час по московскому времени выпил воды из стакана и скончался. И здесь нет никакой мистики, а есть только связь между людьми.

— Как проходит расстановка?

— Всегда имеет место предварительное интервью, консультация, где строится геносоциограмма семьи, линии предков. И эта схема говорит не только о том, как это было, но и о том, как это помнится. Для нас в этом методе важны не только реальные события, но и мифы, предания, которые есть в семье, — ведь это же информация.

Например, существует миф, что есть семейное проклятье. И этот миф работает. На самом деле, может быть, и нет никакого проклятия. Но семья живет с этим убеждением.

Или есть миф, что у всех женщин в роду — венец безбрачия. Метод Берта Хеллингера позволяет посмотреть, что там за венец безбрачия — есть он или нет. Довольно часто эти мифы рассеиваются в расстановках, и люди могут жить по-другому. У них появляется больше возможностей для выбора.

Развелась не знаю почему

— А как работают сценарии, которые передаются из поколения в поколение?

— Скажем, такой пример. У молодой женщины скоропостижно скончался муж, и она осталась одна растить детей. И она передает им разные системные чувства. Среди которых есть и такой посыл: лучше не иметь детей, потому что можно остаться одной, ведь их очень трудно растить! И вот у ее дочки или внучки развивается бесплодие, хотя по медицинским показателям все нормально.

Или такой сюжет. Мужчина погиб в 36 лет в автокатастрофе. Прошли годы, и вот его взрослая дочь в 35 лет ни с того ни с сего разводится с мужем. И если ее спросить, почему, она не сможет объяснить. Скажет, что брак себя исчерпал. При этом после развода сохраняет с бывшим мужем хорошие и даже интимные отношения. Что же произошло? Она развелась, потому что не захотела в 36 лет становиться вдовой, как ее мать. Эта информация работала на бессознательном уровне.

— Многие из нас — дети разведенных родителей, либо сами — люди, прошедшие через развод. Какой сбой в семейной системе может из-за этого произойти?

— Например, девочка наблюдает развод родителей и говорит: «Папа, теперь ты не будешь жить с моей мамой. Давай я буду тебе женой». Возникает психологический инцест — нет никаких сексуальных чувств на уровне сознания, а на внутреннем уровне у девочки идет соединение с отцом, который с годами становится для нее «идеальным партнером». И любой мужчина, который приходит в ее жизнь, проигрывает отцу. При таких отношениях отец может говорить взрослой дочери, что он хочет внуков, что ей пора создать свою семью — умом он это понимает, но на бессознательном уровне будет посылать ей сигналы, что все ее женихи недостаточно хороши для нее.

То же бывает и в семьях, где есть мать и взрослый сын, но нет отца. Холостой мужчина встречается с кем-то на стороне, но при этом живет в одном доме с матерью, которая бессознательно не принимает его девушек.

Семейные расстановки позволяют выявить все эти дисбалансы.

Хочу, кстати, заметить, что расстановки по Хеллингеру — это не просто тренинг, а терапевтический метод, состоящий из разных этапов: интервью с клиентом, снятие его запроса, расстановка и как итог — личный инсайт человека. На индивидуальной консультации человек может сказать: «Да что вы! О чем вы! Я никогда не испытывал к отцу таких чувств». Но в расстановке видно, что девушка смотрит на отца и ей никто больше не нужен. Или молодой мужчина настолько привязан к матери, что не может создать свою семью. Расстановки обнажают эту ситуацию. Сам Хеллингер считает, что достаточно простых намеков, чтобы показать человеку, в чем суть его ситуации.

Рожденные после абортов

— Одно из направлений этой семейной терапии называется «незаконченные отношения с умершими родственниками». Что здесь имеется в виду?

— Берт Хеллингер задавался вопросами: «Какое влияние умершие родственники оказывают на живых?», «Можно ли от них получать силу и благословение?», «Почему иногда возникает ощущение, что умершие настроены по отношению к живущим враждебно?» Он пришел к выводу, что очень многие люди не умеют правильно принимать смерть близких, продолжают мысленно выяснять с ними отношения или даже в чем-то упрекать. Скажем, в отношении умерших родителей говорят такие фразы: «Как вы могли оставить нас так рано?» В таких случаях люди страдают, не могут жить в настоящем, потому что живут в прошлом. Близкого родственника давно нет, но его «держат» около себя.

Как принять смерть? Надо понять, что смерть всегда приходит вовремя, и сказать разрешающие фразы: «Мой дорогой, любимый папа, мама, сестра. Я принимаю твою жизнь и твою смерть как твой выбор из любви к тебе». После этого отношения завершаются.

— А какие риски закладываются в судьбы детей, рожденных после абортов?

— Абортируемый ребенок с точки зрения теории систем хочет только одного — иметь где-то место: ведь получилось так, что его достали, но не похоронили, не предали земле. В семье о нем не вспоминают. Но закон принадлежности по Хеллингеру говорит о том, что никто не забыт и ничто не забыто. Если о человеке забывают — это плохо сказывается на всей семье и особенно на детях, рожденных после абортов. Такой ребенок приходит в мир с ощущением, что он не имеет права жить, что он забрал чужую жизнь.

абортированный ребенок - тоже член системы

Это может выражаться в том, что он пассивен, не хочет бороться за место под солнцем, делать карьеру, создавать семью. Или он ищет своих нерожденных брата или сестру, не хочет в браке иметь со своим партнером сексуальных отношений, а строит с ним такие отношения, которые бывают между братом и сестрой. Такие люди говорят: «У меня с мужем (женой) отношения хорошие и без секса». Это такой перенос, когда женщина на бессознательном уровне ищет в муже брата, а мужчина ищет в жене сестру.

Семья не должна забывать о том, кто был, к сожалению, абортирован. Нужно почтить их память по христианским обрядам.

— Какие случаи из вашей практики вам особенно запомнились?

— Недавно ко мне пришла женщина с такой проблемой — ей сорок лет, а у нее на лице прыщики с гнойниками, как у подростка. Что-то непонятное происходит с кожей. Из-за этого физического недостатка она не может устроить свою личную жизнь. Мы сделали семейную расстановку и вышли на очень интересные вещи. Оказалось, что у нее в роду есть прадедушка, который участвовал в Гражданской войне на стороне белогвардейцев, и ему приходилось убивать людей, закалывать их штыками. Все свою жизнь этот дед жил с огромным чувством вины. В отношениях со своими близкими людьми он был любящим, но довольно жестким, отчужденным человеком.

Расстановка показала, что вина этого человека перед убитыми людьми передалась правнучке — на подсознательном уровне она хочет, чтобы к ней никто не прикасался. Реакция на это чувство — прыщики, из-за которых она откладывает отношения с мужчинами и вообще очень неуверена в себе. Расстановка помогла ей освободиться от чувства вины.

У людей, которые впервые слышат о расстановках по Хеллингеру, может возникнуть желание применить этот метод к себе. Но хочу сразу предупредить: подход называется системно-феноменологическим. Слово «система» говорит о том, что к семье применяются законы из теории систем.

«Феноменологический» — о том, что каждый случай индивидуален. И заниматься толкованием семейных сценариев лучше со специалистом.

Поделиться!
Надежда Матвеева, специалист Института психотерапии и клинической психологии