Когда расстановки могут быть опасными

Когда расстановки могут быть опасными

Ирина Ищенко

Цель данной статьи — донести до читателя мой личный опыт и понимание данного вопроса. В расстановках давно, прошла в них свой путь из нескольких циклов от полного очарования до полного разочарования. И так несколько раз.

Сейчас, на мой взгляд, уже два-три года, как эти «приливы» и «отливы» поутихли. Думаю, что всё это благодаря моему большому личному опыту как клиента, который все эти года использовал данную методику для коррекции свое жизни, так и наблюдение за моими клиентами, многие из которых со мной уже на протяжении шести-семи лет и больше.

В своё время, когда я была организатором немецких обучающих программ, я спрашивала всех тренеров одно и то же: «А это не опасно?», «А расстановка может навредить?», «А что если расстановщик ошибётся?» Мне реально было страшно брать на себя ответственность перед всеми теми людьми, которые приехали со всех уголков страны, чтобы взять в руки этот диковинный, если не сказать, сомнительный инструмент и разъехаться, чтобы «полечить» тех, кто жаждет исцелений. А мы не просто обещаем, что «мы тебя вылечим». Мы вылечим и тебя, и твоих родителей, и даже твоих нерождённых детей, и пропавшего без вести дедушку… Вообще жесть, как было реально страшно.

Но то очарование, которое я получала, пребывая в поле, результаты расстановок и заверения авторитетных специалистов, что это не может навредить, потому что это инструмент Духа и мы просто проводники, на какое-то время меня успокаивало.

Не смотря на годы моего шторма, сегодня я могу сказать то же самое. Это инструмент Духа и мы просто его проводники, но…. есть нюансы.

Безопасность зависит от расстановщика

Итак, давайте сразу отделим работу профессиональных расстановщиков от самоучек и не будем тратить время на последних. И разделим профессиональных расстановщиков на тех, кто работает с полем исключительно на информационном уровне, и тех, кто следует за Потоком.

Я знаю многих коллег, которым нужно поле для того, чтобы максимально быстро обойти защиты клиента, попасть в область его бессознательного и определить истинную суть проблемы. Дальше они работают как психотерапевты, биоэнергеты, коучи. То есть используют инструменты коррекции со своей базовой профессии.

Есть структурные расстановщики, они расставляют организацию, системное убеждение, внутриличностный конфликт… Но их так или иначе можно отнести к тем, кто следует за Потоком. Потому что если не учитывать в этом виде работы цели и идеи целого, то это станет моделированием со всеми вытекающими последствиями. Как для заказчика и его системы, так и для расстановщика, работающего на результат.

Следовать за Потоком звучит красиво, понятно, но… если бы для исцеления и самовосстановления системы необходим был только эйфонический (аутопоэтический) процесс, то всё было бы просто. Мы бы стали духовной школой, которая готовит специалистов для этой помогающей профессии. Тогда несколько лет индивидуальной проработки, очищение собственной системы и личной структуры, освоение техники презентности (присутствия/осознанности/принятия/наблюдения), гарантировало бы специалиста высшей категории, в руках у которого древний, чистый, шаманский инструмент.

И было бы всё хорошо, если среди наших клиентов были бы люди исключительно с программами неперепрожитого характера или с так называемыми программами «стоп-кадров». Всё, что нужно для этих динамик, это создать благоприятное пространство и позволить этому проявиться, перепрожиться и упокоиться.

А как же быть с программами возмездия, лояльностей, развития, контрактами, программами интеграции??? Здесь без поговорить и осознать сдвинуться с места никак не получится.

И даже в программах «неперепрожитого опыта» есть части, которые не «плавятся» сами по себе. Например, когда мы приходим к душам в Докиуде (межпространственное измерение). Там как будто зависают души тех, кто умер и не осознал этого, или нерождённые дети, которые без специальной молитвы просто не в состоянии сами уйти. И пока этот файл не освободить молитвой, звуком, вибрацией, огнём — аутопоэза не будет. Равно как и пока не забрать часть души из личной травмы — файл не заархивируется. Чуда здесь не произойдёт, пока не будет осознанного действия.

Где-то нужно взять ответственность, где-то что-то осознать, где-то помочь расслоить информацию, которая затвердела в плотную самскару. Вот здесь и необходимы инструменты и техники. Когда ничего не происходит и расстановщик не знает, что ему делать, а клиент полон надежды и ожиданий, так как запрос взят на достижение цели или исполнения желания. Вот это самое место и становиться на развилке: будут дальнейшие действия терапевта опасны для данной системы или нет.

Действия расстановщиков, которые могут навредить

Уважаемые клиенты! Если вы слышите, что в ваше поле начинают вводить безличностные фигуры по типу: «то, что поможет», «то, что будет на это смотреть», «те, кто могут это выдерживать», «то, что будет это держать» — то поинтересуйтесь, пожалуйста, что конкретно вам сейчас имплантируют в поле? И как в дальнейшем эта программа сможет естественным способом трансформироваться, например, у будущих поколений.

И когда в поле кладут границы между элементами, также подумайте, как блок от негативного повлияет на общее течение энергии по данному руслу. Или когда часть чего-то вашего выставляют за дверь….

У меня было много клиентов уже с последствиями данных магических действий. Именно магических, так как такое действие приравнивается к ритуалу, обряду, рукотворному воздействию.

Почему после расстановки может стать хуже?

А теперь давайте о естественных процессах, которые могут происходить у клиента и которые он может ощущать и идентифицировать, как ухудшения ситуации.

Для этого вспомним, что происходит в расстановке. Человек заявляет свою проблему и её контекст (когда, как, в каких случаях она проявляется) и желает увидеть послание данного затруднения, чтобы это смогло быть прожитым, увиденным, названным — в зависимости от процесса. А самое важное — трансформированным, чтобы качественно изменить эту часть жизни. А это значит, что клиент должен иметь картинку, как будет выглядеть его жизнь в данном контексте, когда проблема будет позади.

Выбирая заместителей и выводя на них проекцию данного вопроса, клиент получает возможность увидеть со стороны, что с ним происходит, с чем это связанно. У заместителей нет защит от данной программы, поэтому они могут воспроизвести суть происходящего, в процессе чтения и воспроизведения в действие приводится базовый закон системы — самоупорядочивание. Вот это и есть следовать за Потоком и позволить системе самоисцелиться и самовосстановиться.

Задача расстановщика и заместителей — сопровождать этот процесс, констатировать, но не интерпретировать, озвучивать гипотезы, но не «прогибать» систему под них, проводить эмоции, дышать, двигаться в соответствии с внутренними импульсами. И замолкать каждый раз, когда Поток движется. Как правило, в конце явно чувствуется общее преображение поля, заместители чувствуют себя на порядок лучше, а это свидетельствует о том, что сформировался новый шаблон, который и возвращается клиенту после того, как роли сняты.

И клиент думает, что вот всё случилось. Иногда не понимая, что оно то случилось, но случилось на тонком плане и впереди ещё ждут подстройки физического плана под данные изменения. А это по большому счёту смена программного обеспечения. Наше тело и наш психоэмоциональный фон на прямую зависят от этого.

На перестройку понадобится время от двадцати до сорока и больше дней. Это не пассивное время, это время смены убеждений, интеграции новых моделей действия, выполнение домашних заданий и поручений, полученных из поля. И этот процесс у всех разный.

Он зависит от степени сложности программы, ресурсов клиента, его фантомного иммунитета (скорости адаптации). В этот период может около недели болеть тело, ещё выходить часть системных чувств, а заместителей уже нет, поэтому нужно просто позволить себе плакать, если хочется, злиться… Другими словами, действовать из тех импульсов, что приходят. Иногда мы сравниваем этот период с послеоперационным, когда рана заживает первичным натяжением, когда дно раны должно подняться и очиститься.

Возможно, на какое-то время нужно стать самому себе психологом и учиться быть в контакте со своими чувствами, эмоциями, состояниями, потребностями. Иногда в этот период необходима личная консультация, массаж, отдых, особенно если работа была с корневой динамикой, некоей судьбоносной программой, программой рока.

И шаг за шагом жизнь будет выходить на другие «рельсы», на новый качественный уровень, и здесь обновление будет обязательной составляющей.

В заключение хочу процитировать горячо любимого мной Штефана Хаузнера: «Расстановки не опасны, расстановщики опасны!»

Будьте здоровы и счастливы.

С любовью, Ищенко Ирина!

Поделиться!
Ирина Ищенко — кандидат психологических наук, психолог-психотерапевт, семейный расстановщик.
Сайт автора www.ishchenko.pro