карта теневой стороны

Карта теневой стороны

Елена Веселаго

В расстановках мы с помощью заместительского восприятия заходим в области исключенных чувств и состояний. На теневую сторону. Эта теневая сторона не однородна, она состоит из областей разного происхождения. И проходим мы к этим областям различным «транспортом». Но во всех случаях начальной точкой служит т.н. проблема клиента — то состояние, которое он открывает терапевту и которое он готов изменить.

Сегодня на лекции, отвечая на вопрос коллеги, я описала карту теневой области применительно к расстановкам: то, куда мы можем попасть, начиная движение от проблемы клиента и позволяя полю резонировать.

Карта, конечно, не полная. Новые путешественники опишут новые ландшафты.

1. Личная травма, отвергнутые чувства из личной истории.

Как узнать, что мы здесь ? Клиент обычно скован, напряжен, он может либо находиться на грани ретравматизации (и тогда он нечувствителен, не резонирует с проиходящим в расстановке), либо он находится в потоке прорвавшихся чувств (плачет, злится, выражает ярость и т.п.)

Как с этим работать? Попробовать забрать обратно утраченную в той травме часть чувствующего поля клиента («часть души»). Для этого потребуются ресурсы, как для самого клиента здесь и сейчас, так и для его заместителя, воспроизводящего ситуацию там и тогда.

Но в целом расстановки не являются приоритетным методом именно интеграции травмы, для этого нужно больше времени и ресурсы, малодоступные в расстановках. Лучше обратиться к травматерапевту. Но расстановка может быть хорошей диагностикой. Я много раз встречала, как расстановка достигает травматического поля, когда клиент говорит, что уже много работал с этой травмой (очевидно, не интегрировал ее, а «хорошо упаковал»).

2. Семейная системная (трансгенерационная) травма; исключенные чувства из прошлого.

Это то, с чего начинались расстановки. То, что не было прожито в прошлом, берет на себя младший член семьи и пытается прожить. Расстановки хорошо размыкают это переплетение и могут существенно облегчить состояние клиента, в том числе и не поддающееся другим видам терапии.

Как узнать, что мы здесь? Клиент живо резонирует с ситуацией, его состояние меняется синхронно с ситуацией в расстановке. Он не теряет ресурс, а наоборот, освобождается от скованности, обретает надежду (хотя проживание трудных чувств и может рождать сильные эмоции).

3. Травма социальных систем.

«Большие истории». Состояние клиента связано не с одним человеком из его семейной системы, а с большими группами людей, переживавших похожий трудный опыт. Например, с жителями блокадного Ленинграда или с погибшими в концлагере. Как правило, члены его рода участвовали в этих больших событиях, но не обязательно. Бывают и неродственные системные связи, об этом см. следующий пункт.

Как узнать, что мы здесь? Образуется «провал» или «воронка», куда затягивает не только ближайших заместителей, но и других участников. Еще один признак: клиент как бы не живет, он слаб, истощен, и так было «сколько себя помнит». Большую историю нельзя «взять на себя», можно только не жить, как будто умереть «с ними вместе». Очень сильные клиенты живут для других и организуют большие системы сами. Например, благотворительный фонд помощи больным раком.

Расстановки могут с этим работать, но ограниченно. Один из способов работы: отделить маленький кусочек истории (обычно относящийся к семье) и работать только с ним. Второй способ: звать большие ресурсы, в том числе силы сообщества и природы, архетипы и стихии.

— на этом связи, описанные психотерапией, закончились и начинаются связи, описываемые эзотерикой.

парусник

4. Травмы неродственных систем.

Самый частый пример в моей практике — передача исключенного опыта через дом или место жительства. Например, в подвале, где был подпольный абортарий, открывается офис. Но работа там идет плохо…

Как узнать, что мы здесь? Клиент вообще не понимает, что это и где мы. Он не резонирует с происходящим, но зато очень резонирует с идеей избавиться от всего этого и готов приложить к этому практические усилия (узнать информацию, найти людей, заказать поминовение). Изредка клиент «чувствовал нечто похожее» или видел во сне.

Расстановки неплохо работают с этим, и исключительно в одном направлении: помочь прошлому завершиться. Речь идет о конкретных действиях. «Принимать» и «примиряться» с таким прошлым не надо. Более уместен вопрос к заместителям из прошлого «чего ты хочешь» ? Указанное надо символически выполнить, а иногда и не символически тоже.

5. Прошлые жизни или «прочие нерезонансные связи».

«Я в прошлые жизни не верю, но в расстановках их видала» ©
Как узнать, что мы здесь? Картинка из прошлого проявляется очень ярко, детально, «виден рисунок на доспехах». Обычно эти картинки по времени намного старше, чем бывает в резонансных расстановках и нередко в другой стране. Куликово поле, революция в Париже…

Клиент не резонирует с каждым движением в расстановке, но картина ему мучительно узнаваема и понятна. Иногда у него уже были такие сны или даже дневные провалы в эти образы.

Расстановки с этим могут работать, но ограниченно. В моей практике требуется «просто» посмотреть весь детальный сюжет, осознать базовую историю оттуда и понять, что должно быть завершено или изменено. Иногда клиент понимает, как он и сейчас играет эту историю…

Ошибкой будет заходить в прошлую историю с идеями из семейных расстановок про «принятие». Я один раз чуть копьем в бок не получила от какого-то Ильи Муромца :)

Полагаю, что реинкарнационные терапевты работают с этим гораздо лучше.

6. Другие полевые узлы, в том числе магические воздействия.

В магию я тоже не верю, но в расстановках видала :)

Как узнать, что мы здесь? Поле предоставляет вам сюжет о магии на вашем языке :) Если вы верите в Гарри Поттера, это будет шустрый волшебник с палочкой. Если в Бабу Ягу — старая ведьма на метле. Они простирают руки или машут палочкой и делают свое дело.

Расстановка не может снимать магические воздействия. С этим лучше к магических дел мастерам. Но если уж эта часть поля пришла в вашу расстановку, то конкретно тут можно что-то сделать, и это именно то, что не может быть сделано магами. В моей практике это: помощь ведьме в интеграции ее боли (т.е. семейная или личная расстановка для нее) или ритуал группы для завершения недопрожитых частей той истории. Иногда требуется работа с большими внесистемными ресурсами (стихии, архетипы, духи).

Особенно каверзные случаи бывают, когда ведьма непрофессиональна (рецепт приворотного зелья взяла из интернета, грубо говоря). Она смешивает плохо сделанные обряды и ритуалы из разных систем, обращается к силам, которых она не понимает, но они ведь все равно действуют… В таких случаях я обычно работаю с ней как с человеком и ее болью, а разгребание ритуалов предоставляю «коллегам» соответствующей квалификации.

Бывают так же и другие полевые переплетения, и иногда их происхождение не ясно. Я в таких случаях совершаю туда шаманское путешествие или отправляю к коллеге-шаману. В более глубоком трансе становится видно, что утрачено и что нужно делать. Но это уже совсем не расстановки.

Ну а в одной конкретной расстановке может быть сочетание из нескольких областей. Самое частое сочетание — это личная травма и «еще чего-нибудь», т.е. человек уже на личном опыте попытался продлить исключенную/незавершенную историю из прошлого.

Вот такой богатый у нас метод.

Больше, чем расстановки :-)

Поделиться!
Елена Веселаго www.constellations.ru